Село Перхушково

Первые сведения в источниках о Перхушкове, расположенном между Одинцовым и Голицыным, относится к последней четверти XVI в., хотя его история гораздо древнее и своими корнями уходит в XV в. Своим названием оно, вероятно, обязано воеводе Григорию Перхушкову, получившему здесь земли в середине XV в. В 1458 г. великий князь Василий Темный отправил своих воевод князя Ивана Васильевича Горбатого, князя Семена Ряполовского и Григория Перхушкова с ратью в далекую Вятку, чтобы подчинить ее Москве. Но поход не удался. Вятчане посулили Перхушкову большие подарки, и он, видимо, с негласного одобрения своих товарищей во всем благоприятствовал жителям Вятки. В итоге время было упущено и войскам пришлось возвратиться обратно. И лишь в следующем году, когда великий князь послал других воевод, после продолжительной осады, вятчане «добили челом на всей воле великого князя».

В последней четверти XVI в. село принадлежало Семену Федоровичу Нагому, одной из характерных фигур Царствования Ивана Грозного. В источниках первый раз его имя находим под 1547 г., но в последующие 35 лет он ничем не выделяется из общей массы служилых людей. Его судьба резко изменилась в 1581 г., когда царь Иван женился на его родной племяннице Марии Федоровне Нагой.

Однако. служебная карьера Нагого, скаладывавшаяся так удачно и обещавшая ему многое благодаря браку царя, сразу же оборвалась после смерти Ивана IV и воцарения Федора. Всесильный Борис Годунов, неприязненно относившийся к Нагим, добился удаления в Углич сына последней жены Грозного. Туда же вынуждены были отправится и все его родичи, среди которых был и Семен Федорович. В 1591 г. разыгралась известная угличская драма и С.Ф.Нагой, замешанный в следствии по делу об убиении царевича Дмитрия, попал в полную опалу и был сослан в одну из своих вотчин, где прожил до воцарения Лжедмитрия I. Именно к этому времени, а точнее к 1610 г., относятся сведения о том, что четверть села Перхушкова он отдал в качестве вклада можайскому Лужецкому монастырю. С появлением на московском престоле Лжедмитрия I, обласкавшего своих мнимых родственников, он был вызван в Москву и произведен в бояре, но после гибели самозванца снова теряет всякое значение и сведения о нем обрываются.

Согласно писцовой книге 1627 г., Перхушково принадлежало стольнику Василию Ивановичу Нагому, а частью села владел Лужецкий монастырь. В селе числилось 16 крестьянских и бобыльских дворов, где жило 27 человек. Еще в XVI в. здесь был построен храм в честь праздника Покрова, и поэтому в некоторых документах Перхушково иногда именовалось Покровским. В 1637 г. Василий Нагой выкупил часть села, принадлежавшую монастырю, и оно стало его полной собственностью.

После смерти Василия Нагого село досталось его вдове Прасковье с дочерями Анной и Анастасией. Первая из них была замужем за князем Петром Элмурзичем Черкасским, а вторая - за сибирским царевичем Петром Алексеевичем. В 1646 г. в селе числилось 22 крестьянских и бобыльских двора, где проживало 58 человек.

Судя по описанию 1678 г., селом владела вдова княгиня Анна Васильевна Черкасская, в нем был 31 крестьянский и бобыльский двор, а при ямской станции находилось 2 постоялых двора. В 1699 г. Анна Васильевна завещала все свои вотчины, в том числе и Перхушково, внуку князю Александру Бековичу Черкасскому.

В 1704 г. в нем уже числилось 65 дворов с 274 жителями. В историю России новый владелец села вошел неудачным походом на Хиву. В 1717 г, по поручению Петра I он возглавил экспедицию в составе около 6 тысяч человек для переговоров с хивинским ханом о принятии российского подданства, а также поисков золота^ в русле Сыр-Дарьи и разведки торгового пути в Индию. Поход под палящими лучами солнца, при отсутствии воды был крайне мучительным. Достигнув все же Хивы, Черкасский доверился хану и разделил свое войско на пять малочисленных отрядов. В итоге хивинцы обезоружили русских и частью перебили, а частью взяли в плен и продали в рабство, удалось спастись очень немногим. О судьбе Черкасского очевидцы рассказывают по-разному. Одни утверждали, что его подвергли истязаниям и потом отрубили голову перед ханом, другие говорили, что видели его голову воткнутой на кол на базарной площади в Хиве, третьи, видевшие головы русских, ни в одной из них не признали головы князя. Ходили даже слухи, что Черкасский предал войско по уговору с ханом и оставшуюся жизнь прожил с почетом в Хиве. Осенью 1717 г. весть о разгроме войска пришла в Россию, и еще долго среди казаков ходила поговорка «погиб, как Бекович».

В 1718 г. в результате семейного раздела Перхушково до­сталось сыну Александра Бековича - Александру, а в 1756 г. оно было продано Михаилу Александровичу Яковлеву, бое­вому офицеру времен императрицы Елизаветы Петровны, впоследствии генерал-майору. Во владении этого рода село находилось свыше века.

Судя по «Экономическим примечаниям» конца XVIII в., село принадлежало статскому советнику Николаю Михайловичу Яковлеву, владевшему 46 дворами и 510 крепостными. 20 дворов и 133 крестьян приходилось на долю гвардейского прапорщика Дмитрия Безгина. У дороги стояла каменная Покровская церковь с приделами Спаса Нерукотворенного образа, Николая Чудотворца и Дмитрия Ростовского. Рядом находился двухэтажный господский дом, нижний этаж которого был каменный, а верхний ­деревянный, окруженный службами и регулярным парком. В пруду водились щуки, пескари и мелкая плотва. У плотины пруда имелся деревянный мост. Крестьяне частью находились на барщине, а частью на оброке, занимаясь извозом.

Во время войны 1812 г. Перхушково, расположенное на Можайской дороге, попало в полосу боевых действий. В усадебном доме Яковлевых, по местному преданию, ночевал Наполеон, а название села попало в наполеоновские бюллетени. В период пребывания французов в Москве и их отступления в окрестностях села действовал партизанский отряд генерала И.С.Дорохова.

Перхушково первой половины XIX в. связано с именем А.И.Герцена. С 1816 г. оно числилось за тремя сыновьями Алексея Александровича Яковлева, деда Герцена. В «Былом и думах» он вспоминает о нем: «На полдороге мы останавливались обедать и кормить лошадей в большом селе Перхушково... Село это принадлежало сыну старшего братца... Запущенный барский дом стоял на большой дороге, окруженный плоскими безотрадными полями; но мне эта. пыльная дорога очень нравилась после городской тесноты. В доме покоробленные полы и ступени лестницы качались; шаги и звуки раздавались резко; стены вторили им, будто с удивлением. Старинная мебель из кунсткамеры прежнего владельца доживала свой век в этой ссылке».

В августе 1830 г. здесь, в Перхушкове, Герцен узнал об июльской революции во Франции. А еще через несколько лет, задумав похищение своей невесты Натальи Александровны Захарьиной, он хотел венчаться с ней в каком-нибудь загородном месте. «Всего лучше просись в Перхушково, там есть церковь, там могу быть я смело», -писал он невесте. А в 1838 г., после венчания во Владимире, он с молодой женой заезжал сюда по дороге в Покровское, куда ехал в отцовское имение. Последний раз Герцен посетил Перхушково летом 1844 г.

Село связано и с именем Н.В.Гоголя. В XVIII-XIX вв. в нем находилась ближайшая почтовая станция от Москвы. Здесь 18 мая 1840 г. писатель, уезжавший за границу вместе с Пановым, прощался со своими друзьями. По тогдашнему обычаю провожать до первых «перекладных» все доехали до Перхушкова, где Гоголь простился с друзьями, пообещав вернуться через год с готовым для печати первым томом «Мертвых душ». Вот как эти проводы описывает в своих воспоминаниях С.Т.Аксаков: «На станции мы пообедали вместе, выпили за здоровье отъезжающих. Вскоре после обеда мы сели, по русскому обычаю. Гоголь прощался с нами нежно, особенно со мной и Константином. Он сел в тарантас с нашим добрым Пановым, и мы стояли на улице до тех пор, пока экипаж не пропал из глаз. Погодин был искренне расстроен, а Щепкин заливался слезами...».

После смерти Алексея Александровича Яковлева, последнего представителя рода, усадьба перешла к его бывшему крепостному Жилкину, ставшему впоследствии звенигородским купцом. Тогда в селе проживало 182 человека. К концу XIX в. имение переживает упадок, усадебный дом покупает артистка Малого театра Благово-Доброхотова. Дом был настолько ветхим и походил на руины, что по воспоминаниям современника в нем «водились не только грачи, но и совы». Новая владелица занялась восстановлением дома, но в XX в. он долгие годы не ремонтировался и его деревянная колоннада обрушилась.

По данным 1890 г. село с 392 жителями являлось центром волости. Здесь располагались волостное правление и сельское училище. В конце XIX в. Перхушков-ская волость становится центром портняжного промысла. Большинство кустарей работало на московских торговцев готовым платьем.

Перепись 1926 г. застает в селе 166 хозяйств и 894 жителя. Имелись школа первой ступени, изба-читальня, больница, кредитное товарищество, сельсовет. В период советской власти здесь организуется колхоз, а затем Перхушково начинает приобретать характер дачной местности. Ныне - это благоустроенное село. По данным переписи 1989 г. здесь отмечено 272 хозяйства и 712 человек постоянного населения.